Последний следопыт России 29.04.2020 15:31:00

Последний следопыт России

Сергей Марков

 

Я с жизнью кочевою сросся,

Не знал ни крова, ни огня,

Когда ружьё системы Росса

В ущельях берегло меня.

 

И далека от сердца жалость

Была и в тот туманный день,

Когда на траверзе качалась,

Как призрак, древняя Мезень;

 

В ещё неведомые страны

И в неоткрытые моря

Над Ледовитым океаном

Текла полярная заря.

 

И всюду - горизонты сини,

Светла туманов пелена;

Я видел тундры и пустыни

Твои, великая страна!

 

Сочти сейчас мои скитанья,

Мои заботы и труды

И награди высоким званьем

Искателя живой воды!

 

Эти строки принадлежат человеку, про которого можно сказать – един во многих лицах. Он прозаик и поэт, путешественник и географ, историк и этнограф. Свой первый сборник стихов выпустил, будучи уже известным писателем и исследователем, хотя писал их с юных лет. Я говорю о Сергее Николаевиче Маркове.

 

В годину тяжелых скорбей,

Когда созвездья блестели,

Простое имя Сергей

Пришло к моей колыбели.

 

Тогда качались моря,

Свинцом и сталью томимы,

Багровые якоря

Тонули у синей Цусимы.

 

И в годы каких боев,

Чтоб гибель была легка мне,

Старинное имя мое

Взойдет на могильном камне?

 

Большинству читателей он известен в первую очередь как автор популярного исторического романа «Юконский ворон» о Русской Аляске и книги о землепроходцах и мореходах «Земной круг». Как поэт известен намного меньше, и это очень обидно – его пронзительные, яркие, цветистые строки заслуживают читательской любви.

«Знаю я, малиновою ранью

Лебеди летят над Лебедянью,

А в Медыни золотится мед,

Не скопа ли кружится в Скопине?

А в Серпейске ржавой смерти ждет

Серп горбатый в дедовском овине.

Наливные яблоки висят

В палисадах тихой Обояни,

Город спит, но в утреннем сиянье

Чей-нибудь благоухает сад…

И туман рябиновый во сне

Зыблется, дороги окружая,

Горечь можжевеловая мне

Жжет глаза в заброшенном Можае,

На Заре Звенигород звенит…»

 

Сергей Марков родился в Костромской губернии в семье землеустроителя, специалиста по межевым работам, детство его прошло в Вологде, пришедшаяся на годы Гражданской войны юность - в Акмолинске. Вообще почти вся жизнь Сергея Маркова до Великой Отечественной войны – одно большое путешествие. Он жил в Петропавловске, Новосибирске и Ленинграде, путешествовал по Средней Азии, был в Тянь-Шане, где участвовал в операциях против нарушителей советских границ с Западным Китаем.

В 1932 году был арестован по обвинению в создании контрреволюционной группировки (т. н. «дело Сибирской бригады») и приговорен к трем годам ссылки в Мезень, но по ходатайству Максима Горького получил разрешение перебраться в Архангельск. Так в его жизнь и творчество вошел русский север – «костромские и вологодские черные леса, белокаменный Великий Устюг, голубые валуны, разбросанные по долине Онеги, затерянная в лесах Тотьма, беломорские маяки».

Ссыльный Марков участвовал в морских и сухопутных полярных экспедициях, сделал ряд важных историко-географических открытий, исследовал быт народов Севера. В Вологде он нашел и обработал архив Русско-Американской компании XVIII—XIX вв., ставший основой его «Тихоокеанской картотеки» и ряда будущих книг о «Русской Америке». В 1935 его очерки и корреспонденции спасли от уничтожения ряд народных промыслов Севера, например, знаменитое сейчас устюжское серебро. 

Когда началась Великая Отечественная война, несмотря на возраст, плохое зрение и болезни, Сергей Марков ушел на фронт, с 9 сентября 1941 г. по 16 декабря 1942 г. служил рядовым 33-й запасной стрелковой бригады Западного фронта, демобилизован вследствие крайнего истощения. После окопов попал в госпиталь на «подкрепление» – бывали и такие «счастливые случайности».

В отличие от большинства поэтов-фронтовиков, Марков почти не писал о войне – ни в фронтовые годы, ни потом. У него есть всего пара-тройка стихотворений о военном быте – «В казарме», «Запасный полк», «Грозная весна»... Зато именно в те фронтовые месяцы Сергей Николаевич обращается к героической русской истории и пишет цикл стихотворений о великих полководцах и подвижниках, таких, как Багратион, Суворов, Сусанин, Александр Невский, герой древнерусских летописей Евпатий Коловрат.

 

…Осталось три богатыря

От всей дружины Коловрата.

И рубит Коловрат сплеча,

До плеч облитый темной кровью,

И кровь по желобу меча

Стремится, о щиты стуча,

На серебре снегов звуча

На горе ханскому становью.

 

После войны Маркову удалось перебраться с семьей в Москву, жили они в флигеле при Литинституте. Сергей Николаевич начал работу над книгой «Летопись Аляски», доказывающей право России и СССР на владение территориями Северной Америки (на основании исторических документов). В сороковые-пятидесятые вышли его книги о многих русских путешественниках. Он создал исследовательский эпос, наполненный описаниями путешествий, экспедиций, совершённых более чем за тысячу лет. 

Благодаря Маркову были спасены многие музеи и культурные ценности России, поставлены памятники Афанасию Никитину, Семёну Дежнёву, Николаю Пржевальскому, Чокану Валиханову, восстановлена Триумфальная арка в Москве в память о победе над Наполеоном, присвоено имя Александра Грина одному из островов в северной части Тихого океана.

Поэт, художник слова, он не искал наград и званий. Лишь за два года до смерти Сергей Николаевич смог разместить свою гигантскую картотеку, ценнейший архив и редкостные издания в новой квартире....

 

Отчизна-мать! Не позабудь меня.

Я — искра от могучего кремня.

Я не сгорел в пустынях и снегу,

Придет мой час — я океан зажгу.

Погасну я… Тебе, Отчизна-мать,

От полюса до полюса сиять!

…Сочти сейчас мои скитанья,

Мои заботы и труды

И награди высоким званием

Искателя живой воды.

 



Ведущий библиотекарь  Елена Зенина



Возврат к списку

Написать в редакцию